Новый сезон реалити-шоу

0

fd107bec4a5eaaed6441a46280dcc9291430644003

fd107bec4a5eaaed6441a46280dcc9291430644003

Что объединяет уголовное дело в отношении Ивана Романова и редкий в России телевизионный жанр?

В истории с задержанием депутата Законодательного собрания Республики Карелия Ивана Романова, основного фигуранта двух возбужденных уголовных дел по обвинению в педофилии, есть много деталей, на которые внимательные и щепетильные наблюдатели обратили своё внимание. Здесь и актуальные по времени утечки от следователей о возможном депутатско-чиновничьем расширении списка лиц, которые засветились в «понуждении несовершеннолетних к действиям сексуального характера». И использование термина «чудовищные обвинения», которым не преминул воспользоваться экс-губернатор Карелии Андрей Нелидов, характеризуя ситуацию вокруг своего советника (до прошлой недели Романов числился сотрудником администрации музея-заповедника «Кижи»). И весьма путаные обстоятельства поведения задержанного в городском суде, когда он одновременно не признавал себя виновным, но соглашался «активно сотрудничать со следствием».

Особняком стоит совсем мутная микроистория, связанная с обращением И. Романова в адрес карельского прокурора К. Габриеляна по факту «издевательств и пыток», которым депутат якобы был подвергнут после окончания обыска у него дома. Мне не известно, как представители гражданской журналистики обнаружили этот документ и какие преследовали цели при его опубликовании. Однако считать фотографии двухстраничного рукописного заявления подделкой лично у меня никаких оснований нет.

[фото 1, 2]

romanov_1

romanov_2

Мне кажется, что сам факт подобного обращения является предельно симптоматичным и куда весомее характеризует степень потери адекватности у большинства находящихся во власти, чем десятки томов уголовных дел, объединяющих протоколы допросов и очных ставок, подробные описание лабораторных изысканий, следственных действий и полученных результатов. Как выразился по этому поводу один хороший коллега: «Он что, реально не отдупляет?». На самом деле, Романов действительно полагает, что прокурорская проверка выявит и подтвердит, что «оборотни в погонах» «стали душить … потом били и применяли электрошокер … пытали и требовали рассказать про бывших и действующих руководителей МВД, депутатов ЗС и членов Правительства РК»? – Если нет, то зачем писать подобные пустые обращения? Если да, то … он «реально не отдупляет», совершенно не понимает, как «работает система» и как единомоментно он из представителя региональной политической элиты переквалифицировался в изгоя, за которого уже никто и никогда не заступится.

И здесь мы переходим к самому интересному. Любое уголовное дело, в котором оказывается замешан депутат или высокопоставленный чиновник, подразумевает обязательный элемент некоторого лицемерия, когда все привычно делают вид, что теперь, после поимки преступника, ряды депутатов и госслужащих станут на одного чище. И так уж устроена Россия, что все понимают: без дополнительных поводов депутатов и высокопоставленных чиновников не задерживают и не сажают. Давно превратившаяся в систему кормлений власть как таковая не предусматривает внутри себя наличия ненарушаемого, единого для исполнения всеми гражданами закона, и поэтому следствие и правосудие не могут не быть выборочными. «Если бы сажали всех воров просто за то, что они воры, наверное, российское государство обрушилось бы в считанные часы».

Дело Романов в этом смысле одно из многих. Сенсационным его делает только фигура главного героя, точнее – антигероя. В России регулярно ловят образцово-показательных педофилов, но никогда до сих пор в этой роли не выступал депутат-единоросс, применительно к которому определение «депутат и экс-чиновник» критически неточно. Романов не столько депутат и чиновник, сколько любовник. Тот случай, когда вторжение в частную жизнь не вызывает массовых возражений.

Тем временем аудитория пристально следит за расследованием резонансного дела, активно комментирует, испытывая смесь ненависти, непонимания и раздражения. По существу, это – реалити-шоу, хотя и не без издержек сделанное. И власть, и медиа понимают, что нельзя просто взять и пустить в шредер работу следователей. Они же трудились и трудятся в поте лица, без применения «насилия и пыток». Им хочется видеть очевидный результат. Им будет обидно и крайне неприятно, если окажется, что они были лишь орудием в понятийных разборках внутрирегиональных элит. Так что имеется устойчивая надежда на новый сезон. Тем более, подходит срок прокурорского ответа на романовское «сообщение о преступлении».

Олег Реут

Администратор
366 просмотров

Закрыть все комментарии.